среда, 11 апреля 2007 г.

Что будет с долларом в 2007 (мнение эксперта НБУ)

Тема стабильной валюты – вопрос, который, вне сомнений, волнует не только политиков, экономистов и финансистов. Беспокоятся об этом и простые граждане. О том, чего ожидать от национальной гривни и американского доллара в новом году, корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ рассказал заместитель председателя Национального банка Украины (НБУ) Александр Савченко.

Какие основные направления валютной политики на текущий год. Есть ли кардинальные изменения?

Я не думаю, что будут кардинальные изменения, будет преемственность валютно-курсовой политики. Хотя можно предположить, что после дальнейшей политической стабилизации и экономической определенности курсовые рамки будут несколько расширены. Сейчас фактически курсовые рамки - 5,0-5,06, официальный курс - 5,05. После достижения большей политической и экономической стабильности эти рамки могут быть немного расширены. В какую сторону? Зависит от рынка.

Эксперты говорят, что валютно-кредитная политика НБУ будет либерализирована. Как это проявится? Как это будет отображаться и на рынке, и на участниках рынка?

Либерализация предполагает снятие многих бюрократических процедур, которые обусловлены получением лицензий. Национальный банк давно выступает за упрощение всех этих процедур, дебюрократизацию, чтобы наши граждане смогли пользоваться экономической свободой. То есть, будет меньше лицензий, ограничений, бюрократии и больше стабильных правил. В принципе, в этом и заключается либерализация.

Эти правила находятся на стадии проработки или уже известно, какими они будут?

Видите ли, мы ограничены законами. НБУ издает подзаконные акты, но все-таки фундаментальными элементами являются законы. Сейчас группа депутатов внесла в парламент законопроект "О валютном регулировании и валютном контроле", который предполагает основательную либерализацию внешней торговли и капитальных операций. Если этот документ будет принят, то НБУ, соответственно, модифицирует свою нормативную базу в направлении либерализации.

Стоит ли НБУ менять свою политику в отношении ликвидируемых банков?

Хотел бы сказать о большом достижении: в прошлом году не было банкротства ни одного банка! Я общался с новыми иностранными инвесторами, которые приехали в Украину инвестировать в банки. Они считают, что банковское регулирование в Украине одно из самых жестких. И поэтому цены на банковские активы одни из самых высоких в мире. Это свидетельствует как раз об адекватности регулирования. Банкротства банков происходят во всех странах мира, даже в таких стабильных, как Англия. Я не знаю современную статистику, но лет 10 назад, когда я там работал, в год банкротилось 5-10 банков. Такая же ситуация в Соединенных Штатах. То есть, в рыночной экономике без банкротства жить нельзя. Конечно, наша задача сделать так, чтобы свести эти банкротства к нулю.

Бытует мнение, что гривню сдерживают искусственно. Это так?

Хотел бы сказать, что рыночный (фактический) курс гривни вчера был 5,04, а 5,05 – официальный курс. Фактический курс всегда отличается от официального. За прошлый год минимальный фактический курс гривни был, если мне не изменяет память, 4,98, а максимальный – 5,1. Но он быстро возвращался в точку равновесия. Это приблизительно 5,05. Время от времени НБУ участвует на межбанковском рынке и, как правило, покупает иностранную валюту. Таким образом, мы поддерживаем не гривню, а американский доллар. То есть, если бы не интервенции НБУ, гривня была бы дороже, курс бы был более высокий. Гривня бы укрепилась. На какую сумму? Очень трудно сказать. Представители МВФ в последнем отчете пришли к выводу, что если бы не было интервенций НБУ, гривня могла бы стоить 4,85. Но это было полгода назад, ситуация на рынке может измениться. Все зависит от спроса и предложения. Много приходит валюты – цена на доллар падает, мало приходит – растет. Но если гривня укрепляется, экспорту и внутреннему производителю не очень хорошо, но хорошо потребителям, особенно импортных товаров. Мы, в принципе, всегда стараемся найти золотую середину. При этом еще и увеличиваем свои золотовалютные резервы, которые сейчас уже больше $22 млрд. Это – 4,4 месяца импорта. До 5 месяцев импорта резервы могут спокойно расти, а потом уже будем думать, поскольку слишком большие резервы стране не нужны. Резервы – это дорогое удовольствие, но зато мы спим спокойно. Украине не страшны никакие финансовые кризисы. Согласно экономической теории, 5-месячный импорт – это гарантия выхода из любых кризисных ситуаций.

Россия входит в пятерку лидеров по мировым золотовалютным резервам. Украины никогда нет в таких списках…

В тройку Россия вошла. На первом месте - Китай. Но это трудно назвать достижением. Это, скорее, большая проблема. Ведь золотовалютные резервы реально вкладываются в экономику богатых стран. По сути, главным инвестором Соединенных Штатов является Китай. Он покупает государственные облигации США, держит деньги в американских банках. И так делают все центральные банки. Поэтому до какого-то уровня большие резервы – это хорошо, но после этого уровня возникает уже проблема, что с ними делать. Не зря Китай сейчас ищет альтернативные способы использования избыточного предложения валюты, ведь больше триллиона долларов – это очень много. Вообще, чем более развита страна, тем меньше ей нужно золотовалютных резервов.

Снова-таки, про Россию... Россияне в скором времени конвертируют рубль. У нас есть такая перспектива?

Они уже это сделали, то есть де-юре рубль конвертируемая валюта. Де-факто он станет полностью конвертируемым, когда рублем начнут пользоваться другие государства, граждане и корпорации других государств. Я допускаю, что это произойдет очень быстро. У России есть все предпосылки - и законодательная база, и либерализация прошла очень глубокая. Я считаю, что скоро будет спрос на рубль со стороны нерезидентов. Рубль будет превращаться в резервную валюту и будет востребован другими государствами для международных расчетов. По крайней мере, ближайшими соседями России. Мы только "за". Чем больше хороших валют есть на рынке, тем лучше, тем меньше рисков мы будем иметь при размещении своих золотовалютных резервов.

А как же гривня?

Конечно, да. Гривня, безусловно, тоже будет в скором времени полностью конвертируемой валютой. Глава НБУ Владимир Стельмах несколько лет назад даже стих написал про конвертацию гривни: "Чтоб стояла гривня круто от Москвы и до Бейрута". Нацбанк готов очень быстро разработать все нормативные документы, но конвертируемость зависит не только от НБУ, но и от состояния экономики, а также экономической политики страны. Должны быть предпосылки, политическая и экономическая стабильность. В ЖКХ, например, должны завершиться реформы, чтобы избежать опасности накопленной инфляции. В 2006 г. цены на услуги выросли на 50% и инфляция подскочила до 11,6%. Если бы мы (а лучше рынок) каждый год плавно регулировали цены на жилье, такой бы ситуации не было. В принципе, у нас все предпосылки для конвертируемости тоже есть: платежный баланс очень хороший, золотовалютные резервы растут, экономика растет и обязательно нужно ставить вопрос о конвертируемости валюты. Она у нас и так конвертируема по текущим операциям, остались только капитальные операции.

То есть, к 2010 году можно ожидать?

Да, к 2010-му есть все предпосылки. Но это решение это будет принимать правление НБУ вместе с правительством. Пока это - прогноз.

Является ли чрезмерная долларизация нашей экономики, как говорят некоторые эксперты, больше политической, чем экономической проблемой?

Абсолютно правильно. Долларизация в прошлом году была обусловлена политическими мотивами – выборами. Когда выборы, растет удельный вес иностранной валюты, потому что население волнуется и предпочитает держать активы в долларах. Здесь очень важно сказать, что богатые люди – банкиры, олигархи, если такие у нас есть, крупные бизнесмены – все свои депозиты держат в гривне. И только бедные люди предпочитают доллар и евро. И, конечно, они теряют, а богатые получают больший процент. Поэтому мы призываем любить свою валюту, она принесет вам больше доходов, даже с учетом колебания курса, даже если будет, допустим, девальвация на 1%, но процент по гривне сейчас по депозитам на 4-5% больше. Кроме того, в Украине инфляция в долларах очень большая! Вторая причина долларизации связана с тем, что Украина очень резко входит в глобальную экономику. Если раньше мы интегрировались только в торговое пространство, то теперь мы интегрируемся уже и в капитальное, и в трудовое пространство. Украинцы выезжают за границу и высылают сюда валюту. Потоки эти большие, несколько миллиардов долларов в год. Это интеграция. Наши банки и предприятия получили возможность выходить на международные рынки, занимать доллар, евро, выпускать еврооблигации. Это тоже закон времени, глобализация. Бороться с этим бесперспективно. Надо просто научиться сосуществовать. Однако всеми силами поддерживать свою валюту.

Это почему-то трудно понять журналистам (улыбается, - ред.). Не помню издание, которое саркастично подчеркнуло, что Савченко договорился до того, что сказал: когда мы используем чужую валюту, мы кредитуем чужую экономику беспроцентно. Но это научный факт. Чем больше прирост остатков иностранной валюты в Украине, тем больше наш кредит, причем беспроцентный, Америке или Евросоюзу. Поэтому мы за то, чтобы использовать нашу валюту в Украине и не кредитовать другие экономики. Но в то же время, мы живем в очень интегрированном мире, и эта интеграция будет только усиливается. Значит, будет усиливаться и конкуренция валют.

Теперь об уровне долларизации... Если ее считать по пассивам, по депозитам, то это 27-28%. По этому показателю мы – средняя страна Восточной Европы. В Сербии депозитная база на 90% состоит из евро и 10% - из национальной валюты. Я думаю, что после значительной инфляции, которая вызвана приведением цен на жилищно-коммунальные услуги в соответствие новым реалиям, ее темпы все же замедляется. И уже в скором времени гривня опять будет теснить доллар. Самые дальновидные инвесторы уже оценили преимущество гривневых активов.

Перспективы ограничения валютного кредитования тоже связаны с этим?

Такие дискуссии пошли в силу того, что в начале года рост долларизации был очень значительным. Сама по себе долларизация не страшна, если ею корректно управлять. Но для того, чтобы ею управлять, надо иметь очень развитый фондовый рынок, очень развитый рынок валютных деривативов, фьючерсов, которые у нас только зарождаются. Если бы мы имели все инструменты по хеджированию валютного риска, нам бы такой уровень долларизации был бы вообще не страшен. Сейчас темпы долларизации замедлились и НБУ ищет и предлагает другие механизмы сдерживания этого процесса. В частности, мы уже внедрили и хотим еще более расширить практику резервирования, уровень резервирования пассивных операций в долларах, евро больше, чем в гривне и это делает равновыгодной для кредитора иностранную и национальную валюту. НБУ готов расширить эту практику на некоторые другие операции в иностранной валюте.

В Верховной Раде зарегистрирован ряд законопроектов, предусматривающих предоставление НБУ ограничительных полномочий относительно выдачи вкладов и ограничений с валютными операциями. Это нормально?

Да. Депозитный вклад де-юре можно разорвать в течение нескольких дней. А актив ликвидировать так быстро нельзя. Так возникают риски (гэпи). Кстати, мы, наверное, единственные с Россией страны, где можно в одностороннем порядке разорвать депозитный договор. В мире такого нет. Если вы положили деньги на год, то год они будут там лежать, либо же штрафные санкции будут очень высокими. Нацбанк, естественно, поддерживает такие законы, которые бы привели нашу депозитную политику в соответствие с мировой. Тут ничего страшного нет и пугаться этого не стоит. Что касается валютного регулирования, то НБУ и так в соответствии с Законом "О Национальном банке Украины" был главным агентом валютного регулирования и контроля. И он продолжает им быть.

В конце каждого года банки сталкиваются с проблемой недостатка ликвидности. Как на это реагирует НБУ?

Это не совсем соответствует действительности. Недостаток ликвидности был перед "оранжевой революцией". Обычно, как раз наоборот... В конце года правительство старается использовать все свои средства: выплатить заработную плату, пенсии. Так, получается избыточная ликвидность. В прошлом году и в этом году, действительно, мы наблюдали избыточную ликвидность, но мы не старались ее быстро убрать, потому что ждали, что экономика начнет эту ликвидность вкладывать в кредиты и другие долгосрочные активы.

Правильно ли, по Вашему мнению, разрешать иностранным банкам открывать филиалы? Как это отразится на украинских банках и на украинцах - потребителях банковских услуг?

Я не думаю, что сразу после вступления в ВТО можно будет открывать филиалы. Национальный банк еще должен подготовить очень много нормативных актов, которые бы регулировали деятельность филиалов, подписать соответствующие соглашения со странами, из которых банки хотят открыть филиалы в Украине. Думаю, что на это уйдет около года или двух лет. И опыт других стран показывает, что желающих не будет очень много. Как правило, 2-3 филиала. А филиал – это одна точка продажи, а средний украинский банк имеет уже около 50 точек продаж, а крупные - тысячи.

Населению ждать от иностранных филиалов я бы ничего не советовал. У нас ресурсы и так недорогие. Мне говорят, какие дорогие кредиты в гривне – 17%. Но если инфляция была 11,6%, а в бизнесе цены выросли на 13%? Если вычесть, получается реальная ставка 4-5%. Поищите еще в Америке такую ставку для бизнеса, как 5%. Ставки же по потребительским кредитам в Америке достигают и 15%. Конечно, есть ставки очень низкие. Это швейцарский франк, допустим. Но когда вы берете кредит в швейцарском франке, вы не знаете, что будет с курсом. Курс изменится на 10% и 3% легко станут 13%. Надо учитывать валютные риски. Поэтому с учетом инфляции ресурсы у нас недорогие. Единственный способ снизить цену на кредиты - снизить инфляцию. Поэтому вся энергия и Кабмина и Нацбанка в последующие годы должна быть направлена на снижение инфляции. Минимальная инфляция – внутренняя стабильность денежной единицы, которая была и будет даже в большей степени приоритетом как Национального банка, так и Кабмина. Когда мы добьемся снижения инфляции до 3-5%, мы победим долларизацию окончательно. Но тогда курс будет колебаться без ограничений.

Когда все-таки будет уменьшение долларизация, на что будет ориентироваться гривня?

Сейчас 70% торгового оборота с другими странами номинирован в долларах США и только 10% - в евро. Поэтому курс гривни устанавливается к доллару. Мы могли бы сделать корзину валют, но это была бы искусственная корзина. Национальный банк ставит вопросы и перед Кабмином, и перед бизнесом: заключайте контракты в евро, диверсифицируйте свои риски! Когда доля евро достигнет хотя бы 25-30%, тогда можно говорить о валютной корзине. В этом проблема. Хотя мы теоретически готовы внедрить валютную корзину, но она будет искусственная. Что для людей и для бизнеса будет менее понятно.

Комментариев нет: